Меню сайта


Форма входа


Поиск


Календарь
«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930


Архив записей


Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Приветствую Вас, Гость · RSS 20.07.2018, 07:45
    Главная » 2018 » Июнь » 28 » «Вы вернулись в правовое поле — к вам нет вопросов»
    16:24
    «Вы вернулись в правовое поле — к вам нет вопросов»
    -->

    26 июня президент Владимир Путин встретился с руководителем ФНС Михаилом Мишустиным, на встрече обсуждался в том числе ряд важных для граждан процессов, связанных с проектами службы. Глава ФНС рассказал “Ъ” о том, как выглядит сейчас положение дел с проектом легализации самозанятых, о причинах продления «офшорной амнистии», о быстром запуске единого реестра населения и о новых секторах бизнеса для «обеления», которыми ФНС намерена заняться в 2018 году.

    — Вчера вы встречались с Владимиром Путиным. Чем в первую очередь интересовался президент?

    — В первую очередь президент традиционно интересуется цифрами. Поступлениями налогов в бюджет, о чем мы всегда ему и докладываем. Если говорить о сегодняшнем дне, то на протяжении пяти лет, с 2013 по 2017 год, мы видим: поступления налоговых доходов в консолидированный бюджет показывали ежегодную положительную динамику практически постоянно и выросли, если говорить в номинальном выражении, на 58%. Несмотря на волатильность экономической конъюнктуры, в реальном выражении поступления налогов выросли на 19,9% за пятилетку. В то время как ВВП — на 1,2%. Самые высокие темпы поступления за пять лет — по итогам 2017 года — на фоне перехода экономики на траекторию роста после соответствующих 2015–2016 годам снижений.

    В консолидированный бюджет по итогам года поступило 17,3 трлн руб.— это почти на 20%, или на 2,9 трлн руб., больше, чем в 2016 году, в том числе в федеральный бюджет поступило 9,2 трлн руб., на 32% больше. Конечно, существенный вклад в прирост поступлений, безусловно, оказал рост цены на нефть на четверть. Но больше половины прироста поступлений в консолидированный бюджет — 60%, или 1,7 трлн руб.,— это ненефтегазовые доходы. Это очень хорошие экономические тренды.

    Собственно, по нашим сборам статистика такова. Налога на прибыль поступило 3,3 трлн руб. с ростом на 18,8%, НДС — 3,1 трлн руб., рост составил 115,5%. Поступления НДФЛ — 3,3 трлн руб. с ростом на 7,7%, и это выше роста заработной платы, она в 2017 году выросла на 6,7%. По страховым взносам поступило 5,8 трлн руб., почти на 0,5 трлн руб., или на 9,1%, больше 2016 года. В бюджет Пенсионного фонда поступило 4,5 трлн руб., что на 8,7%, или почти на 360 млрд руб., больше, чем в 2016 году. Дополнительно к уточненному бюджету Пенсионного фонда поступило 42 млрд руб., к бюджету Фонда обязательного медицинского страхования — 27 млрд руб.

    Это общие цифры по экономике. Для нас центральная цифра — 400 млрд руб., или 24% от прироста ненефтегазовых доходов, в 2017 году обеспечены были за счет улучшения качества налогового администрирования. За пять месяцев 2018 года — около 90 млрд руб., или 15% от всего прироста поступлений ненефтегазовых доходов.

    В прочих показателях, помимо цен на нефть, сыграли роль улучшение экономической ситуации, общеэкономическое оживление.

    — Росстат пересмотрел свои данные о промышленном росте в 2017 году в сторону улучшения, насколько это сопоставимо с тем, что видит ФНС в налогах?

    — Вообще, скорректированный рост промышленности в первом квартале 2018 года был вполне ожидаемым, учитывая данные отраслевой динамики поступлений налогов.

    — Насколько, исходя из ваших цифр, эти тренды сохранились в 2018 году?

    — В 2018 году мы точно сохраняем все ключевые тенденции роста, которые были сформированы в 2017 году. За пять месяцев в консолидированный бюджет уже поступило 8,2 трлн руб. доходов, на 14,8% больше того же периода 2017 года. В федеральный бюджет — 4,4 трлн руб. с ростом на 18,9%. Вырос НДПИ в 1,3 раза в основном за счет цены на нефть. Но уверенно продолжают расти ненефтегазовые налоги — на 10,3% за пять месяцев.

    На фоне, кстати, достаточно низкой инфляции — 2,3% была за январь—май — ускорились инвестиции, до 3,6%. Вообще, рост поступлений показывает все ключевые отрасли. Обработка в целом — рост поступлений от нее на 17%. Внутри нее производство пищевых продуктов — рост в 1,3 раза. Металлургия — на 13%, производство автомобилей — в 1,5 раза, производство оборудования — в 1,2 раза, производство лекарственных препаратов – в 1,4 раза, химическое производство — в 5,8 раза, строительство кораблей и судов — в 2,2 раза, операции с недвижимым имуществом — в 1,4 раза. Информация и связь — в 1,3 раза. Некратны только поступления от строительства — это 13%, по производству электроэнергии — на 12%, и по сельскому хозяйству рост поступлений на 11%. В секторе HoReCa — это деятельность гостиниц и общепита — рост поступлений на 12%, там это, очевидно, лишь начало, это связано с чемпионатом мира по футболу.

    — Какова судьба инициатив Минфина и ФНС по легализации самозанятых? Обсуждали ли вы это с Владимиром Путиным? Что вообще будет происходить в этой сфере и что лучше бы, если бы происходило?

    — Я докладывал президенту о той инициативе, с которой сейчас вышло правительство,— это специальный режим для работы с так называемыми самозанятыми. На эту тему неоднократно обращал внимание президент, в том числе в послании Федеральному собранию, первый вице-премьер Антон Силуанов реализует поручение о создании специального механизма для работы самозанятых. Здесь пришло время практического решения, и мы его предлагаем.

    — Почему вы говорите о так называемых самозанятых?

    — «Так называемые» — это во многом суть нашей дискуссии внутри правительства, мы сейчас предпочитаем говорить о «специальном режиме уплаты налога на профессиональный доход». Хотя это тоже неточное определение, окончательные формулировки должна давать Госдума и юристы, которые будут формировать законопроект. Коллегами во главе с Андреем Макаровым, председателем комитета по налогам, проводится огромная работа. Рабочий вариант определения до решения законодателя таков: самозанятые — это физические лица, не имеющие наемных работников и самостоятельно реализующие как физическим, так и юридическим лицам товары, работы, услуги или имущественные права без регистрации в качестве предпринимателя.

    Для самозанятых, которые могут работать в таком режиме, будут установлены ограничения по видам деятельности (например, в этом режиме нельзя легализовать доходы от реализации квартир и недвижимости) и предельным размерам дохода от такой деятельности. И мы будем предлагать им зарегистрироваться в таком качестве, уплачивать налог со своего дохода по ставке, которая пока не определена. Могу лишь констатировать, будет меньше 6% от суммы продажи.

    — Сейчас абсолютное большинство самозанятых платят 0%. Даже если система им будет удобна, зачем она им вообще нужна?

    — Мы предлагаем людям стать налогоплательщиками, такими же соблюдающими законы гражданами, как и все, легализоваться. При этом легализоваться не в той форме, в которой это обычно делают юрлица или ИП, тут сходство заканчивается. То, что мы предлагаем для самозанятых, выглядит совсем не так, как обычно видят налогоплательщиков. Это вопрос технологий, и мы создали технологию, которая позволяет самозанятым легализоваться и платить налоги буквально в один-два клика в мобильном приложении. Мы перед нашими разработчиками ставили одну, по сути, задачу: технология должна быть максимально удобна людям. Для нас принципиально важно, чтобы зарегистрироваться можно было, ни в какой момент не приходя в налоговую службу, в любой точке России, имея лишь паспорт и подключение к интернету, не контактируя при этом вообще ни с кем напрямую.

    — Почему вы считаете, что у самозанятых граждан вообще есть какое-либо настроение, желание, потребность легализоваться, пусть даже и максимально комфортным способом?

    — Прежде чем мы начали заниматься этой проблемой, мы провели в 2017 году достаточно масштабное исследование по изучению тех препятствий, которые мешали легализоваться нашим гражданам в любом налоговом режиме. Налоговых режимов несколько: есть режим патента, есть режим упрощенной системы налогообложения «доходы минус расходы» по ставке 15%, есть упрощенная система налогообложения дохода, 6%. Все режимы требуют уплаты страховых платежей в соцфонды в конце года. Соответственно, есть ЕНВД, есть просто режим 3-НДФЛ — подача деклараций о доходах. Так вот, на первом месте причина отказа от легализации доходов — необходимость визита в налоговые органы и вообще любое административное действие, связанное с регистрацией, предоставлением деклараций и так далее. Все это несмотря на то, что, вообще говоря, в ФНС сейчас возможности для государственной регистрации любых форм собственности и видов деятельности в электронном виде и так очень удобны. Это быстро. Но новое поколение тем менее на такие вещи смотрит иначе. Необходимо куда-то являться, что-то читать, что-то заполнять — нет. Всех интересует более быстрая система идентификации, отсутствие необходимости куда-то приезжать, лучше, если все будет происходить дистанционно и без перемещений. Почему? Потому что развитие современных информационных технологий уже позволяет это делать в других сферах, на других порталах, в госуслугах. В этом есть своя логика: если это возможно на портале, почему я должен ехать в налоговую инспекцию, особенно когда так легко вообще никуда не ехать?

    Вторая причина нерегистрации — экономическая невыгодность существующих режимов для таких занятых. В частности, проблема — уплата не зависит от результата твоей деятельности. Патент или налог на вмененный доход необходимо оплачивать даже в том случае, если вы не получили никаких доходов. Это тоже никому не нравится.

    Третий момент — оплата страховых взносов даже при отсутствии доходов от деятельности. Соответственно, нужна такая технология, при которой эти работники все же платят во внебюджетные фонды, но страховые платежи сразу были бы включены в собираемый налог на профессиональную деятельность.

    — Как выглядит технологическое решение, которое ФНС предлагает?

    — В пилотном проекте это выглядит так. Мобильное приложение позволяет идентифицироваться просто при помощи сканирования паспорта. Вы получаете вход в систему, если вы уже являетесь пользователем личного кабинета на сайте ФНС, любого личного кабинета — физического лица или индивидуального предпринимателя,— этот режим вам будет доступен сразу. Далее через это же приложение вы можете фиксировать свои продажи, наличные или безналичные, формируя чек и для себя, и для покупателя, он немедленно к вам приходит в электронном виде. Этот чек ровно такой же, как все в рознице, он имеет тот же статус, он интегрируется в собираемый ФНС единый фискальный чек по всей стране.

    Привязав к приложению банковскую карту, можно сразу уплачивать с каждой продажи соответствующий налог. В него будет включено все, вы исполнили все свои налоговые обязанности. Никаких деклараций, никакой отчетности, вообще ничего больше — вы работаете юридически легально, ровно так же, как любое юридическое и физическое лицо в России. Вы вернулись в правовое поле, к вам нет и не может быть никаких вопросов.

    — Многие самозанятые, например таксисты, сейчас работают в системах-агрегаторах и поэтому полагают, что они уже легально работают. Как предлагается решать эту проблему?

    — В этой системе есть возможности предоставлять возможность использовать эти платформы нашим коллегам-агрегаторам, которые занимаются реализацией услуг для большого количества физических лиц. Это и YouDo, и «Яндекс.Такси» и Uber, и AirBnB, и многие другие. Сейчас агрегатор, да и любая интернет-платформа, помогает вам получить заказ. Вы с ними зарабатываете вместе, вы находите через них заказ, оказываете услугу, далее вам оплачивают ее наличными, вы платите агрегатору, скажем, 20% — и далее все. Агрегатор никому ничего не платит с этой сделки, физическое лицо в любой ипостаси никому ничего не платит, налогов нет, поставщик услуг находится в серой зоне, и он это знает. Если агрегаторы будут включать налоги по доходу специальным режимом на самозанятых, так же как обычный работодатель без проблем осуществляет платежи НДФЛ за физлиц, вопрос будет решен.

    — Существуют ли другие стимулы для легализации в ваших предложениях?

    — Мы обсуждаем мотивации как на стороне потребителя товаров и услуг самозанятых, так и на стороне самих самозанятых. В частности, мы думаем о предоставлении самозанятым в момент регистрации налогового капитала на развитие, за счет чего может быть уменьшена примерно на четверть в год сумма платежей к оплате. Это, мы думаем, около 10 тыс. руб. при регистрации — есть стимул выписывать чеки.

    У покупателей же может появиться возможность получать налоговый вычет по своим налогам при покупках у самозанятых. Это 1,5% от размера покупки, до 10 тыс. руб. в год,— есть стимул требовать чеки.

    Но дело даже не в этом. Если говорить о самозанятых в широком смысле как о людях, получающих регулярный доход не по трудовому договору или дополнительный доход помимо основного места работы, то есть оценки, согласно которым их число — до 25 млн человек. Аудитория крупнейших интернет-порталов и агрегаторов услуг самозанятых — 2,5 млн человек, предоставляющих услуги, и при этом ежегодно удваивается. Для миллионов наших сограждан актуальна простая проблема: я работаю, я как-то обеспечиваю себя, но я не плачу налоги, что будет, например, с моей пенсией, с оплатой услуг здравоохранения? Люди при этом понимают, что для них просто не определен их правовой статус, и этот правовой статус должно определить государство, что и предполагается сделать.

    Большинство самозанятых понимают: кроме прав, есть еще и обязанности, в том числе обязанность платить налоги. Не платим налог на личный доход — какой, например, комфортной городской среды, каких школ и дорог мы можем требовать? Давайте не будем обманывать друг друга. Мы живем в одном государстве и должны финансировать общее дело. Напомню, что НДФЛ и имущественные налоги поступают в региональные и местные бюджеты.

    Позиция «а никто не платит налогов, и мы не будем» бессмысленна — государство должно создать такой режим, чтобы людям было удобно исполнять свои налоговые обязанности.

    — То, что вы описываете, выглядит очень просто. Насколько правительство готово использовать такое простое решение?

    — На деле, конечно, все только выглядит просто. Технология, которую мы предлагаем, уникальна. Но и на стороне правительства продолжается напряженная работа по спецрежиму. Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов постоянно этим занимается. Есть сложная проблема страховых платежей, которые будут поступать от самозанятых, учета их прав в пенсионной системе, мы советуемся с вице-премьером Татьяной Голиковой, которая сейчас тоже пытается сейчас сделать все, чтобы это было гармонизировано с существующей системой. Есть проблема расщепления платежей по бюджетам и внебюджетным фондам и сбалансированности бюджетов в целом — НДФЛ, напомню, формально федеральный налог, но фактически зачисляется в региональные и местные бюджеты. Есть проблема труднодоступных территорий, где не всегда есть связь, где должны работать в том числе и патенты. Есть вопросы по ставкам и вычетам. Есть большое число развилок по тем видам деятельности, которые можно будет реализовывать в этой системе. Например, есть и другие спецрежимы для профессионального дохода — для адвокатов, например.

    Мы в ФНС, и я еще раз хочу это сказать, хотим исходить только из одного принципа: важно, чтобы людям была удобна новая система.

    — Когда предполагается реализовать новую схему?

    — Пока наш план — запустить на полгода или год пилотный режим в четырех крупных регионах. Это Москва, Московская область, Калужская область и Татарстан, территории, на которых мы запускали «пилоты» по облачной контрольно-кассовой технике. Затем, на основе полученного опыта — постоянное решение.

    — Насколько удалось качественно снизить уровень компаний с признаками фиктивности? Каковы дальнейшие шаги ФНС в этой сфере, что необходимо, что будет делаться?

    — Это третий вопрос, который мы обсуждали с президентом: что происходит с компаниями, которые мы называем «однодневками»? «Однодневка» — это в первую очередь компания, которая изначально создана без легальной деловой цели для прикрытия других операций. Это общее кумулятивное определение. В более узком смысле это компания, которая не ведет реальной деятельности, прикрывается фиктивными сделками, обычно она не сдает налоговую отчетность, не платит налоги, зафиксирована по адресам массовой регистрации, или же по месту регистрации и нахождения ее исполнительного органа ничего нет. Раньше для регистрации таких компаний часто использовались паспорта умерших лиц. В нашем случае это структуры, используемые для агрессивного налогового планирования либо для прямого уклонения от налогов, это уже следствие, но изначально такая компания создается без деловой цели, мы их идентифицируем именно по этому признаку.

    Следует честно говорить и нам, и бизнесу о том, что это за явление. Раньше часто недобропорядочные представители банков просто продавали бизнесу готовые наборы компаний для минимизации налоговых обязательств, бизнес порой даже не задумывался, что они такое покупают: сделали с банком схему, начали платить меньше, о чем думать? Например, о том, что есть проблемы у бюджетной системы: «однодневки» очень негативно воздействуют на всю экономику страны. И это была общеэкономическая проблема: угадайте, какое число компаний ФНС в 2011 году считало подпадающим под определение «однодневок»? А это 1,8 млн компаний, примерно 40% от общего количества зарегистрированных юридических лиц.

    Сегодня их около 300 тыс. Первой эти данные рассчитали не мы, а «Интерфакс-СПАРК» по своим данным, наши данные совпадают:

    Снижение за семь лет «однодневок» практически в пять раз, сейчас это примерно 7,3% от всех юридических лиц в стране, которых в целом 4,26 млн.

    Мы считаем, что эти цифры — свидетельство того, как экономика очищается от недобросовестных налогоплательщиков.

    — Какие технические и юридические решения вы считаете в этой сфере важнейшими из сработавших?

    — Очень многое дала автоматизированная система контроля за возмещением НДС, хотя это результат многих мер — со стороны власти это была совместная работа с Центральным банком, с Росфинмониторингом и коллегами из Минэкономики, Минюста, Минфина и с правоохранительным блоком. «Однодневки» просто стали невыгодны, это стало опасно, стало невозможно возместить НДС, который никто не уплачивал. В будущем все это должно очень хорошо влиять на экономику: добросовестный бизнес не должен иметь неравных условий в конкуренции с тем, что использует агрессивное налоговое планирование, участвует в операциях с контрабандой.

    Мы продолжаем активно исключать из реестра брошенные компании. В 2016–2017 годах исключено более 1,2 млн таких компаний. Помечаем оставшиеся компании-«однодневки» в реестре юридических лиц специальной записью, чтобы все видели, что информация по этим компаниям указывает на недостоверность сведений о них. Эту информацию используют другие ведомства, банки, контрагенты.

    В результате нашей работы снизился уровень компаний, не предоставляющих налоговую отчетность, с 23% в 2016 году до 10% на сегодня. Это по любым меркам неплохие цифры.

    — Насколько обоснованы опасения перехода схем с «однодневками» на индивидуальных предпринимателей?

    — То же самое мы будем делать теперь и с фиктивными индивидуальными предпринимателями. Совместно с коллегами из Минфина мы подготовили и внесли в правительство поправки к закону о регистрации, согласно которым налоговый орган сможет, как в случае с юридическими лицами, прекращать статус ИП, если он не сдавал налоговую отчетность более года и имеет неурегулированную налоговую задолженность или задолженность по платежам во внебюджетные фонды. Налоговый орган, как и в случае с юрлицами, будет публиковать решение о предстоящем исключении, и если в течение трех месяцев не последует мотивированных возражений, ИП будет исключено из ЕГРИП.

    — Насколько популярен институт досудебного обжалования и другие механизмы внесудебного урегулирования, как влияют на статистику судебных дел ФНС?

    — Институт обязательного досудебного урегулирования налоговых споров очень важен. Мы начали его создавать в 2009 году, когда в отношении ФНС было около 100 тыс. обращений налогоплательщиков в суд ежегодно. К 2017 году споры сократились почти в десять раз. Как и почему это случилось? Во-первых, это внедрение на законодательном уровне обязательной системы досудебного обжалования всех налоговых споров, равно как и споров, которые связаны с государственной регистрацией и взысканием страховых взносов. Честно говоря, для ФНС это была огромная нагрузка, однако государство на это пошло и получило совершенно уникальный эффект. Мы будем рады поделиться своим опытом с другими ведомствами.

    Далее на результат повлияла разработка и закрепление на законодательном уровне институтов налогового мониторинга и «налогового рулинга», которые позволяют налогоплательщику получать мотивированное мнение налогового органа о той или иной операции, о налогообложении планируемых сделок, до того как они совершены. Дальше — это развитие и использование электронных сервисов, которые представлены на нашем сайте, а также использование риск-ориентированного подхода в контрольной работе.

    Все это повлияло на снижение жалоб налогоплательщиков — с 59 тыс. в 2009 году до 24 тыс. в 2017 году. В этом году, кстати, тенденция продолжилась: за первый квартал 2018 года число жалоб снизилось на 3,3%, количество рассмотренных жалоб по решению по налоговым проверкам уменьшилось на 13,2%. Главное для нас то, что налогоплательщик поверил в этот институт. Сформированная база административных прецедентов, а также разъяснения Минфина РФ, письма ФНС России, которые мы публикуем на нашем сайте, значимые судебные решения и правовые позиции, выработанные на уровне Верховного суда РФ,— это серьезная методическая база для понимания налогоплательщиком своих налоговых рисков. Это способствует повышению определенности в применении налогового законодательства и улучшению качества налогового администрирования.

    — И соответственно, объем выигранных дел растет?

    — Да, до суда доводятся только дела с качественной доказательственной базой и значимые методологические споры. В судах около 80% обжалуемых сумм рассматривается в пользу бюджета.

    — Налоговый мониторинг. Насколько удачным оказался этот институт, как оценивают его участники?

    — Мы связываем с этим институтом большие надежды. Смысл этого режима взаимодействия — больше доверия между налоговой службой и налогоплательщиком. Участники раскрывают в режиме реального времени детальные данные бухгалтерского и налогового учета для того, чтобы, как я уже сказал, получить до подачи налоговой декларации мотивированное мнение налогового органа о правильности налогообложения и порядке исчисления налогов. При этом налоговый орган не проводит выездные налоговые проверки, а мониторит данные плательщика для урегулирования всех спорных вопросов налогообложения до возникновения конфликта. Налоговый мониторинг положительно воспринят его участниками и доказал свою эффективность. Сегодня участники — это около 30 крупнейших компаний, но мы рассматриваем вопрос о распространении налогового мониторинга на больший круг налогоплательщиков и совершенствования его механизма. Это одна из глобальных задач — переход от традиционных методов налогового контроля к наиболее эффективным и наименее конфликтным.

    — Традиционным вопросом бизнеса к ФНС всегда было число проверок предпринимателей и давление проверяющих. Что изменилось в этой сфере?

    — Давайте сначала скажем о том, что мы теперь подразумеваем под проверками. Вы говорите о выездных проверках, и это то, что больше всего волнует налогоплательщиков. Собственно говоря, наша аналитическая система позволяет проводить большое количество камеральных проверок, которые проходят без контакта с налогоплательщиком, и это мы уже проверками не называем. Для нас проверка — это когда налоговая инспекция выходит соответствующим образом на выездную налоговую проверку. Приоритетными для включения в план проверок являются налогоплательщики, которые используют агрессивные схемы уклонения от уплаты налогов.

    Мы планомерно сокращаем количество выездных проверок уже много лет. Цифры по итогам 2017 года: служба проверила двух налогоплательщиков из каждой тысячи, в процентном соотношении охват выездными проверками — 0,24% налогоплательщиков. Я помню, когда приходил в Налоговую службу в 1998 году: ограничений не было, проверки были просто сплошными и ежегодными, мы проверяли, видимо, десятки процентов налогоплательщиков в год.

    В мире, кстати, такая практика есть. В Норвегии, например, проверяют около трети налогоплательщиков, в Бельгии — 17%, в Японии — 3%, в Великобритании — там по европейским меркам один из самых низких уровня охвата выездными проверками — 1,5%.

    — И за счет чего так радикально даже по мировым меркам снижен объем проверок?

    — Объекты для выездных проверок выбираются у нас по результатам комплексного риск-анализа, существуют параметры, которые мы выбираем, и мы всегда объясняем, почему и зачем мы пришли. По итогам первого квартала 2018 года количество налоговых проверок сократилось еще на 26% и составило 4,1 тыс., и в них достаточно высок уровень взысканий — риск-анализ дает нам возможность хорошо понимать, к кому пришли и с какой целью.

    Хочу также сказать, что к потенциально низкой категории рисков уклонения от уплаты налогов можно отнести представителей малого бизнеса, которые применяют специальный режим. Традиционно охват проверками у нас в их отношении минимален — в 2017 году мы проверили всего одного плательщика из 2 тыс. из этой группы, да и то по существованию определенных для этого обстоятельств. Даже на стадии банкротств мы теперь различаем тех, кто действительно попал в трудное положение, от тех, кто осознанно выбирает банкротство для списания своих долгов. Субсидиарная ответственность на имущество должника в таких делах применяется исключительно точечно. Добросовестному налогоплательщику сейчас не о чем переживать, без необходимости налоговые органы вообще уже не беспокоят бизнес. Комфортнее платить налоги, чем их не платить вообще. А если ставки налогов будут устраивать налогоплательщика, скрывать вообще никто ничего не будет, и это то, к чему мы стремимся.

    — Обеление кластеров экономики и отраслевые проекты ФНС на 2018 год. Что происходит тут?

    — В первую очередь в этой деятельности мы взаимодействуем с предпринимателем на основе институтов саморегулирования, это и в мире принято — СРО достаточно качественно контролируют различного рода деятельность через систему взаимоотношений внутри бизнес-сообщества, что обычно включает в себя и неприятие агрессивных схем налогового планирования. Мы пошли по такому пути — необходимость прямого вмешательства государства отпадает или оно минимально, а нарушителей становится меньше. Наиболее ярким примером внедрения этой системы является отраслевой проект по пресечению незаконных схем возмещения НДС при обороте зерновых и масленичных культур. Внедрение системы саморегулирования в этой области по итогам девяти месяцев зернового сезона — с 1 июля 2017 года по 31 марта 2018 года — позволило нам сэкономить около 50 млрд руб. Это прямая выгода для бюджета от институтов саморегулирования, нас это устраивает.

    — В какие отрасли с этой технологией вы пойдете дальше в ближайшее время?

    — Отвечая на прямой ваш вопрос, скажу о двух отраслях, которыми на сегодняшний день занимается ФНС с точки зрения обеления. Это рынок оборота рыбной продукции и рынок клининговых услуг. Вот чем будем заниматься в ближайшее время с отраслевыми бизнес-ассоциациями.

    — 1 июля наступает второй этап реформы контрольно-кассовой техники. Как вы оцениваете результаты реформы? Как проходит реформа сейчас?

    — Сегодня какое число?

    — Сегодня 27 июня.

    — Вы считаете, что через три дня что-то кардинально изменится?

    — На вид не должно.

    — Я тоже считаю, что ничего не изменится. За последнюю неделю зарегистрировано около 100 тыс. новых ККТ. В системе сейчас около 2 млн касс. Произошел существенный скачок в регистрации новых ККТ, но он был абсолютно безболезнен. Вы что-то слышите о недовольстве бизнеса по этому поводу? Нет. Почему? Произведена была огромная работа с правоохранительными органами, монополии на производство фискальных накопителей не существует (в том виде, о котором говорил бизнес, ее и не существовало). Операторов фискальных данных у нас 18, они конкурируют, и цена их услуг и техники снижается неуклонно. Есть возможность регистрации кассового аппарата в электронном виде — никуда ничего носить не надо, все это для бизнеса очень удобно. Отсутствие девяти форм кассовой отчетности, вычет 18 тыс. руб. на неограниченное количество касс, которое введено поручением президента для предпринимателей,— все это работает.

    Сейчас мы думаем над дальнейшим упрощением отчетности для тех, кто применяет контрольно-кассовую технику онлайн. Это важный стимул.

    — Завтра в Будапеште вы проводите крупный семинар ОЭСР, посвященный налоговому администрированию. О чем вы там будете рассказывать?

    — В Будапешт приезжают около 70 представителей налоговых администраций разных стран. В основном будут как раз обсуждаться вопросы, связанные с онлайн-администрированием и облачными кассами. ФНС России курирует инициативу ОЭСР по изучению в мировой практике использования онлайн-кассовых аппаратов и отвечает за цифровизацию и трансформацию налоговых администраций в целом, семинар посвящен этой проблематике. Кроме того, мы разработали модель оценки цифровой зрелости налоговых администраций мира, которой все сейчас пользуются, чтобы понять, где находится в цифровой трансформации налоговая служба, и в этом смысле это неплохая история, она также будет предметом обсуждения в ОЭСР.

    — Вопрос по автоматическому обмену информацией. По существу, для ФНС с точки зрения налогообложения это мост между данными по юрлицам и физлицам в нескольких юрисдикциях и возможность строить реальные схемы потоков и владения активами для налоговых целей. Насколько эта возможность реальна?

    — Давайте просто скажем о том, что сегодня происходит в мире в этой сфере. Финансовый мир становится практически абсолютно прозрачным, и это данность. В ближайшее время транзакции и физических лиц, и компаний будут известны администрациям основных налоговых юрисдикций. Сегодня невозможно бесследно спрятать капиталы в какой-то юрисдикции, всего лет пять назад это было достаточно просто сделать, но это время закончилось на наших глазах.

    Мы достаточно активно работаем с иностранными коллегами по обмену информацией, это мировой тренд. Все страны мечтают о том, чтобы их налогоплательщики не прятали доходы, которые зарабатываются именно в этих странах. В этом смысл тех действий, которые делает G20. С этого года начинается автоматический обмен налоговой информацией. Это новая форма взаимодействия налоговых органов стран мира, когда информация установленного формата будет передаваться не по запросу, как это делалось ранее, а в автоматическом режиме. Это чисто автоматический обмен, и в зону видимости попадут абсолютно все налогоплательщики. Мы как Российская Федерация утвердили всю необходимую нормативную базу для такого обмена. 7 июня мы успешно присоединились к единой системе передачи данных (Common Transmission System, CTS) ОЭСР, которая технически обеспечит автоматический обмен информацией с нашими зарубежными партнерами.

    В состав участников международного автоматического обмена входят самые популярные у бизнеса низконалоговые и офшорные юрисдикции. ФНС максимально расширила перечень государств-партнеров для обмена, которых уже почти 100 юрисдикций, в том числе это Британские Виргинские острова, Гибралтар, Каймановы острова, Кипр, Швейцария и многие другие.

    Информация, которая получена нами по CTS, позволит нам не только выявлять наличие незадекларированных зарубежных финансовых счетов и активов, но и сопоставлять с тем, как нам представляли информацию россияне по контролируемым иностранным компаниям (КИК). Возможность проследить реальные схемы финансовых потоков и владения активами абсолютно реальна.

    Скажу сразу, что в 2018 году на 50% выросло число КИК, о которых отчитались налогоплательщики. Активно проходит второй этап добровольного декларирования зарубежных счетов и активов. Это говорит о возрастающем доверии к российским налоговым органам.

    Что мне хочется сказать вам с точки зрения обмена информацией, уважаемые налогоплательщики. Очень важно, чтобы вы разобрались по поводу своего имущества, своего капитала и оплаты налогов со своей страной. В мире многие могут попасть в сложную ситуацию, это уже происходит, хотя об этом слишком много не говорят: у кого-то арестовали счет, в отношении кого-то возбудили дело. Всем известно, например, сколько потеряли российские бизнесмены денег на Кипре. Здесь государство не просто протягивает вам руку, оно готово пожать эту руку, если вы будете честными. Президент много раз говорил: пожалуйста, разберитесь со своими зарубежными активами, потому что будет очень сложно доказывать в зарубежных юрисдикциях и в судах свою правоту. Для этого в первую очередь нужно привести в порядок свои налоги дома.

    Со своей стороны, важно протянуть ниточку резидентства. Резидентство — и это важно — не равно гражданству. Если вы являетесь налоговым резидентом России, вы должны четко разобраться в ваших доходах и активах. Все не так сложно. Информация о том, что у вас есть счет в иностранном банке,— это вообще простое уведомление, которое можно скачать на нашем сайте. Посмотрите специальную декларацию, в ней попунктно можно перечислить и задекларировать то, что есть. Амнистия будет продолжаться еще до 1 марта 2019 года.

    Со своей стороны, это уже вопрос к “Ъ”. Знаете ли вы, например, историю утечек из ФНС данных, так или иначе связанных с амнистией, с КИК, с налоговыми данными из других юрисдикций, которые получены нами по этим каналам?

    — Нет.

    — А это очень важно, мы к этому относимся серьезно. У нас есть соответствующее поручение главы государства, главы правительства, первый заместитель председателя правительства Антон Германович Силуанов нас регулярно по этому поводу собирает. Необходимо, чтобы было абсолютно точно известно: информация в сохранности. Спецдекларации признаются налоговой тайной в соответствии со ст. 102 Налогового кодекса. ФНС России с этой своеобразной функцией депозитария конфиденциальной информации успешно справляется.

    — Тем не менее скептицизм относительно необходимости раскрытия информации ФНС существует и достаточно распространен.

    — Поверьте, наши полномочия и все то, что касается администрирования с точки зрения фискальной политики, достаточно либеральны по сравнению с налоговыми администрациями в других странах мира. Мы проходим период построения доверительных отношений с налогоплательщиками, пытаемся сделать так, чтобы нашими сервисами можно было обеспечить комфорт налогоплательщику. Но вторая часть налогового администрирования — это штрафы, пени, проверки. Ответственность за уклонение от уплаты налогов существует, и не надо забывать, что в мире уклонение от уплаты налогов является самым серьезным преступлением.

    Но надо понимать и следующее: добросовестным налогоплательщикам автоматический обмен информацией ничем не грозит. Информация, которую мы будем получать в рамках автоматического обмена, в первую очередь расширит возможности ФНС России по риск-ориентированному налоговому контролю. Это глубже и точнее, чем предпроверочный анализ, меньше налоговых проверок, выше результат. При этом очевидно, что административная нагрузка на добросовестных налогоплательщиков точно уменьшится.

    — Налоговая декларационная кампания по НДФЛ в 2018 году. Есть ли изменения с прошлого года, какие итоги и тренды?

    — Для тех, кто декларацию все же обязан подать, мы считаем, что создали достаточно неплохие условия для декларирования.

    Так, физические лица могут заполнить налоговую декларацию 3-НДФЛ онлайн прямо на сайте ФНС России в личном кабинете налогоплательщика для физических лиц, подписать и отправить в налоговый орган вместе с документами без личного посещения. Помимо личного кабинета на сайте также есть программа по заполнению декларации с обширным набором подсказок и автоматической проверкой корректности заполнения.

    За период декларационной кампании этого года по НДФЛ физлица подали 5,8 млн деклараций. Это больше на 6,4%, чем за прошлый год. 65,5 млрд руб. будет уплачено в бюджет — на 6% больше, чем в 2017 году. Но надо понимать, что это еще предварительные данные, до конца года статистика изменится. Я думаю, что 4–4,5 млн деклараций мы получим, их общее число должно по нашим расчетам превысить 10 млн.

    В этом году граждане подавали декларации, чаще заявляя не о доходах, а налоговые вычеты. Объем заявленных социальных вычетов увеличился на 18,8%, а имущественных по расходу на приобретение жилья — на 18,3%, из них вычетов в связи с уплатой процентов по ипотеке — на 23,6%. Люди активно используют те льготы, которые предоставляет законодательство.

    Действует значимое нововведение: граждане больше не должны декларировать доходы, если налог с него не удержал налоговый агент. Это касается случаев получения доходов в натуральной форме, материальной выгоды, в виде подарков, призов, доходов по отдельным ценным бумагам. В общем, если вы выиграли в конкурсе мобильный телефон, вы получили доход. Если организатор не удержал с вас НДФЛ и сообщил об этом нам, заплатить налог необходимо. Но декларация не нужна: его можно оплатить на основании налогового уведомления и квитанции. Когда придут имущественные налоги, все это будет отражено в одном документе.

    Часть доходов, с которых налог не удержан агентом,— разного рода задолженности, а также материальные выгоды, пособия,— будут освобождены от налогообложения в соответствии с поручением президента. Налоговые уведомления на уплату налога с таких доходов налоговыми органами в этом году направляться не будут.

    — Стали известны сроки создания ФНС системы обеспечения облачных ЗАГСов — это октябрь 2018 года. Ранее предполагалось, что она появится не ранее 2020 года. Что изменилось?

    — Я вам даже больше скажу: эта система была технически готова уже в первом квартале 2018 года. Немного сдвинулись сроки. По первоначальному замыслу мы выходили на промышленную эксплуатацию системы с января 2018 года. Сейчас уменьшается количество ЗАГСов, их уже меньше 6 тыс., в начале процесса их было около 6,3 тыс. Все они работали на различных информационных системах, свести их воедино было очень сложно, и работать с их статистикой и отчетностью тоже невозможно. Поэтому и возникла необходимость создания единого федерального ресурса об актах гражданского состояния — решение о наделении ФНС полномочиями оператора принято руководством страны еще в 2016 году. Эту задачу ФНС решает совместно с Минюстом и Минфином, которые обеспечивают нормативно-методологическую поддержку, и тут, конечно, надо сказать о значительной роли Минфина. Антон Германович Силуанов и Татьяна Геннадьевна Нестеренко сыграли очень большую роль в том, чтобы эта система состоялась.

    Сейчас федеральная информационная система тестируется в опытной эксплуатации в масштабах всей страны, В первую очередь создание такой централизованной системы позволит упросить и унифицировать работу 15 тыс. сотрудникам ЗАГСов: все они будут с октября работать в онлайн-режиме, в едином облаке, по единым стандартам и правилам. Благодаря единому реестру не придется больше пересылать бумаги из одного ЗАГСа в другой, а тем более направлять отчетность на бумаге федеральным органам исполнительной власти, связанные со статистикой ЗАГСа. Статистика будет автоматически доступна в среде электронного правительства.

    Мы ни в коем случае не собираемся использовать эти данные как-то закрыто, эта статистика нам нужна для того, чтобы учитывать рождение детей, призыв в армию, потребности в школах, выходы на пенсию, различные льготы и пособия. Более четкая информация позволит нам в том числе экономить средства федерального бюджета, которые столь необходимы сегодня для формирования пенсии, пособий для социальных нужд.

    Параллельно запуску системы — а мы запустим ее с октября 2018 года — до 2021 года надо решить задачу перевода с бумажных книг в электронный вид исторических записей ЗАГС, если хотите, произвести ретроконверсию бумажных книг начиная с 1926 года, и подъем исторических сведений в созданную систему. Это позволит сформировать основу для формирования реестра населения Российской Федерации. Концепция такого реестра уже принята правительством. Мы делаем так, чтобы эта информация была удобна и доступна, в том числе для социологических исследований, для проведения аналитики.

    На практике благодаря автоматизации мы ожидаем, что время оказания любой услуги в ЗАГСе сократится до 15 мин. Больше ничего не придется заполнять, все заявления сформирует сотрудник ЗАГСа, от гражданина требуется подпись. Услуги будут оказываться экстерриториально: в рамках одного визита гражданина в любой удобный ЗАГС за считаные минуты можно будет получить повторное свидетельство. Мы при этом принципиально не лезем непосредственно в полномочия министерства юстиции — мы просто для самих ЗАГСов создали условия, когда все функции и все процедуры будут очень прозрачными и аккуратно отражаться в федеральной базе в режиме реального времени.

    Наконец, третий момент — появляются электронные сервисы ЗАГС, привязанные к единому порталу госуслуг, на котором можно будет узнать об имеющихся в реестре ЗАГС записях в отношении самого себя и несовершеннолетних детей. Кроме того, с помощью мобильного приложения, отсканировав QR-код или введя номер записи, можно будет за несколько секунд проверить подлинность свидетельства из ЗАГСа, которое гражданин держат в руках.

    — Может ли система облачных ЗАГСов быть объединяющим элементом для системы госуслуг, будет ли создан «реестр населения» и единый идентификатор гражданина на его основе?

    — Что касается реестра населения. Новый федеральный ресурс, который мы концептуально осмысляем сейчас, должен связать сведения о гражданах РФ, а также иностранцах, прибывших в Россию, из различных ресурсов, там должны быть данные о физическом лице, о его образовании, семейном положении, занятости, льготах, отраслевых идентификаторах, о тех же ИНН, СНИЛС, других идентификаторах, которые нужны людям в повседневной жизни. В системе и сам гражданин, и органы власти должны иметь доступ к этому «золотому профилю» — мне кажется, это очень важный функционал, нам нужно абсолютно однозначное соответствие между актами гражданского состояния и сведениями о самом человеке в федеральном облаке. По сути, этот файл снимет проблему единого идентификатора записей или сведений о гражданине.

    Ресурс планируется создавать в течение трех лет с момента принятия соответствующего федерального закона. Он сейчас находится в процессе согласования с другими ведомствами.

    И там возможности уже очень велики, и ценность ресурса будет огромной. Так, государство сможет на основе объективных данных оказывать адресную социальную поддержку, более эффективно планировать и выполнять государственные программы, вообще отказаться от переписи населения. Это качественно другой уровень цифрового государства.

    www.kommersant.ru

     

    Читайте прогноз ценовых колебаний с 25 по 29 июня 2018.

    Просмотров: 8 | Добавил: profoveth1974 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Создать бесплатный сайт с uCoz